?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Nov. 21st, 2017



Р о з и н а (опускает глаза). Покой без любви... вероятно...
Ф и г а р о. О да, это очень скучно! Зато любовь без покоя, по-моему, гораздо заманчивее, так что, будь я женщиной...
(Бомарше "Севильский цирюльник", действие II, явление II.
Перевод Н.М. Любимова)



"Роман о Пьере"
http://samlib.ru/k/kilxpe_n_w/roman_o_piere.shtml


Из книги Жака Шерера "Драматургия Бомарше"
главы и ссылкиCollapse )
ТРЕТЬЯ КАРТИНА
В тех же декорациях – два дня спустя.
Бомарше, уже без повязки, в домашнем халате – и он работает, как вы понимаете.

(Слышен громкий лязг задвижки.)
БОМАРШЕ (рассеянно). – Войдите.
(Входит тюремщик. Он принес узнику бутылку вина и серебряную миску, которая обжигает ему пальцы.)
ТЮРЕМЩИК. – Ваши домашние передали это вам. Это рагу – они вам советуют съесть его пока горячее.
БОМАРШЕ. – Благодарю. Поставьте на пол, пожалуйста.
ТЮРЕМЩИК. – И господин тюремный капеллан здесь.
БОМАРШЕ. – А! Быстро же он пришел.
ТЮРЕМЩИК. – Вот он.
(Тюремщик пропускает вперед капеллана – симпатичного и радушного – который направляется к Бомарше.)
БОМАРШЕ. – С каким нетерпением я ждал вас, господин капеллан!
КАПЕЛЛАН. – Я изо всех сил спешил на ваш зов.
БОМАРШЕ. – Спасибо. Отец мой, прошу вас, похлопочите за меня.
КАПЕЛЛАН. – Я это и сам сделал сегодня утром, сын мой, моля Бога смилостивиться над вами.
БОМАРШЕ. – О! Я не об этом прошу, отец мой, - это перед господином де Сартином я прошу вас за меня заступиться. Read more...Collapse )
М-ль МЕНАР. – Я не могу больше, я не могу больше – я хочу спрятаться в твоих объятиях!.. Защити меня, спаси меня, избавь меня от этого чудовища – ибо он чудовище! Он уже не подозревает нас, теперь он убежден, что я твоя любовница – больше, чем убежден – он знает!
БОМАРШЕ. – Но как он мог узнать?
М-ль МЕНАР. – О! Ты же знаешь людей!
БОМАРШЕ. – Каких людей?
М-ль МЕНАР. – Людей, которые просто выводят из себя. Сейчас он придет… все раскрылось!
БОМАРШЕ. – Но о каких людях ты говоришь?
М-ль МЕНАР. – О себе. Все раскрылось.
БОМАРШЕ. – Ах, так это ты ему рассказала?
М-ль МЕНАР. – Да. Должно же это наконец кончиться.
БОМАРШЕ. – И ты думаешь, что лучше закончить так?
М-ль МЕНАР. – Да, потому что это его подготовит.
БОМАРШЕ. – Не уверен.
М-ль МЕНАР. – О! Ты даже не представляешь! Словом, он все перебил в моем доме – я его там оставила, чтобы его ярость улеглась, понимаешь? Так что если он теперь придет к тебе…
Read more...Collapse )
БОМАРШЕ. – Да, я взял это имя – оно мне понравилось. Через год жена умерла, последствия были печальны.
(Он рассказал бы больше, если бы видел Гюдена хотя бы второй раз в жизни.)
ГЮДЕН. – Потом вы поставили на театре две пьесы, не так ли?
БОМАРШЕ. – Да, но не будем об этом.
ГЮДЕН. – Но, тем не менее…
БОМАРШЕ. – Перечитайте их. Не думаю, что я человек театра. Если я не пишу слишком плохо, то лишь потому, что пишу лучше многих, вот и все…
(Он говорит, не отрываясь от работы и обеда.)
ГЮДЕН. – Полагаю, вы пишете новую комедию.
БОМАРШЕ. – Нет, нет, это новый мемуар, это относится к моему процессу. Работы много, хотя этот процесс я считаю лишь предлогом - ничем больше - ведь дело само по себе абсурдное.
ГЮДЕН. – А! История с наследством банкира Дюверне – того, кто подарил вам половину Шинонского леса?
БОМАРШЕ. – Да. И пятьсот тысяч франков чтобы купить дворянский титул. Снисходительно смотря на человеческие слабости и потакая им, месье Пари-Дюверне был самым внимательным другом – и самым лучшим.
(На несколько минут он возвращается к работе.)
Вы больше ни о чем меня не спросите?
ГЮДЕН. – Ну… я хотел бы, чтобы вы мне рассказали о вашей второй жене.
Read more...Collapse )
БОМАРШЕ. – Очень мило с вашей стороны, но… меня несколько удивляет ваш интерес  к этой работе.
ГЮДЕН. – О!
БОМАРШЕ. – Какова ваша цель?
ГЮДЕН. – Написать портрет Бомарше, похожий на него самого. А для этого – всегда быть рядом с вами, ловить каждое ваше слово и отмечать каждый ваш жест.
БОМАРШЕ. – Но почему?
ГЮДЕН. – Вольтер сказал вам: потому что я вас обожаю.
БОМАРШЕ. – Да, но если вы меня обожаете, не будучи со мной знакомы, то возненавидите, когда познакомитесь.
ГЮДЕН. – Возненавижу вас?
БОМАРШЕ. – Черт возьми, я счастлив. А счастливых людей ненавидят, ведь ничто не может смутить их наглого счастья – счастье же всем кажется наглостью! – нет, ничто: ни печали, ни заботы, ни даже удачи! Достаточно ли вы сильны, достаточно ли независимы, чтобы  выдержать вид счастливого человека?.. И вообще, почему это вы меня так любите?  
ГЮДЕН. – Потому что вас ненавидят.
Read more...Collapse )
АКТ I
Картина первая.
Столовая в доме Бомарше. Роскошь, хвастовство – и в то же время хороший вкус. Дверь направо, дверь налево – обе закрыты. В глубине сцены стоит сервировочный столик. На стенах – коллекция оружия и оленьи рога.
В центре – обеденный стол. На нем – один прибор. Место не занято.
Управляющий Андре и камердинер Гюстав стоят здесь, готовые к услугам. Они переговариваются шепотом и держат ухо в остро.
Где-то в отдалении часы бьют шесть. Гюстав поворачивает голову – слышен звук открывающейся двери и голос Бомарше.

ГОЛОС БОМАРШЕ. – Подавайте!
(Управляющему не надо повторять дважды. Бомарше входит – и, не теряя ни секунды, занимает место за столом. Андре немедленно подает ему разделанного омара, пока Гюстав наполняет бокал шампанским.)
БОМАРШЕ. – Добрый вечер, Андре! Добрый вечер, Гюстав!
(Он забыл поздороваться с ними раньше.)
АНДРЕ и ГЮСТАВ, ничуть не удивляясь. – Добрый вечер, месье!
(Проглотив третий кусок, Бомарше встает из-за стола и уходит в свой рабочий кабинет – в дверь направо.)
АНДРЕ. – Что там у него опять?
ГЮСТАВ, заглядывая в оставленную приоткрытой дверь. – Наверняка ищет свои бумаги, чтобы писать. Ну да, так и есть.
АНДРЕ. – Что за мания! Это вредно для желудка!
(Когда Бомарше, неся рукопись, возвращается к своему месту за столом, Гюстав уже ставит письменный прибор справа от его тарелки.)
БОМАРШЕ. – Благодарю.
(Неторопливо усевшись, Бомарше принимается за еду и работу. Раздается звонок.)
А! Никого нет.
(Гюстав выходит. Минуту спустя возвращается, неся на подносе письмо.)
ГЮСТАВ. – Этот господин пришел…
БОМАРШЕ. – Э! Хорошо бы, ушел.
ГЮСТАВ. - …с рекомендательным письмом от г-на де Вольтера.
БОМАРШЕ. – Ладно, пусть войдет.
(Гюстав вводит Поля Гюдена де ла Бренельри, литератора не без достоинств, но, честно говоря, оставшегося в истории лишь в качестве «друга Бомарше».)
БОМАРШЕ. – Простите, месье, вы застали меня обедающим и работающим…
ГЮДЕН. – Но я…
БОМАРШЕ (Гюставу). – Пожалуйста, отдайте месье его письмо. (Гюдену.) Я прошу вас сделать мне одолжение прочесть это письмо самому, поскольку у меня только две руки, и обе заняты.   
(Гюден распечатывает свое рекомендательное письмо.)
ГЮДЕН (читает). – «Даже столь блистательный сумасброд, как вы…»
БОМАРШЕ. – Спасибо, дайте мне его. Я хочу прочесть сам.
(Просматривает письмо и возвращает его Гюдену.)
Нет, вы вполне можете с ним ознакомиться.
ГЮДЕН (читает). – «Даже столь блистательный сумасброд, как вы, боюсь, не найдет аргументов в борьбе с целым светом. Какое мошенничество, какой ужас! Какое унижение для нации! Вы атакуете парламент – я хотел бы присоединиться к вам! Примите г-на Гюдена, который обожает вас, не будучи с вами знакомым, и не забудьте меня, всегда думающего о вас. Вольтер.»
БОМАРШЕ. – Я подчиняюсь приказам Вольтера. Сядьте, месье. Что я могу для вас сделать?
ГЮДЕН. – Разрешить мне написать книгу.
БОМАРШЕ. – Но… не представляю, как бы я мог вам это запретить!
ГЮДЕН. – Я хочу написать книгу о вас.
БОМАРШЕ. – Обо мне?
ГЮДЕН. – Да, если позволите.

Profile

цитрус
boqueron
boqueron

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com